logo

В помощь автолюбителю

Обмен опытом по автомобилям всех марок

Биоэтанол

В США половина бензина – уже с добавкой биоэтанола, а в России рынка биотоплива не существует в принципе

В последние годы в мире наблюдается резкое  повышение интереса к биотопливу – возобновляемой альтернативе нефти. Джордж Буш выступает с программой довести долю биоэтанола в США до 20% к 2020 году, похожие меры принимает Европейский Совет, Швеция планирует через 20 лет вообще отказаться от нефти. Между тем в России рынка биотоплива не существует как такового, а законодательство эту ситуацию только усугубляет. О состоянии и перспективах мирового и отечественного биотопливного рынка мы беседуем с вице-президентом Российской биотопливной ассоциации Алексеем Аблаевым.

Справка: Аблаев Алексей - вице-президент Российской биотопливной ассоциации. Выпускник физического факультета Новосибирского Государственного Университета. В 2004 году получил степень MBA в бизнес-школе Мичиганского Университета, Анн Арбор, США со специализацией в стратегическом планировании и международном бизнесе.

Алексей Равильевич, уместно будет начать интервью с ответа на вопрос, что сегодня понимают под биотопливом.

Биотопливо – это любое топливо из возобновляемого сырья. Оно подразделяется на твердое и жидкое; твердое – это, например, дрова. И с применением дров как биотоплива в мире нет технологических проблем:  котлы есть, сжечь там дрова – элементарно. Проблема с энергией в мире вообще как таковая не стоит. Нормально развиваются технологии сжигания угля, торфа, газа, та же атомная энергия при нормальном подходе экологична и дает «чистое» электричество и/или тепловую энергию. Проблема сейчас в нехватке компактной энергии, той, которая  будет двигать наши автомобили.

Если говорить об этой энергии, о жидком биотопливе, то его существует, по большому счету, два вида – это биоэтанол и биодизель. Сразу оговоримся, что есть и другие виды жидкого биотоплива «второго поколения» – биобутанол, биотопливо, полученное по технологии газификации и т.д., но пока говорить об их широком использовании еще рано.

Какие сейчас есть способы производства биоэтанола?

Если не брать в расчет производство этанола из нефти, то остается один способ – тот же самый, что и при  «водочном» производстве спирта: брожение и перегонка. Сахара могут быть как готовыми (сахарные тростник и сахарная свекла), так и получаемыми из зерна, целлюлозы и т.д. Главные отличия завода биоэтанола от простого спиртзавода – это масштабы производства, упрощенная процедура дистилляции, повышенная энергоэффективность. Если говорить о масштабах, то стандартный спиртовый завод  обычно производит 3,000 декалитров спирта в сутки, а нормальный биотопливный завод начинается с других  масштабов, по крайней мере в 15 раз больших.

Из какого сырья наиболее распространено производство топливного спирта?

Большего всего спирта производят из кукурузы и сахарного тростника. Много производится также из пшеницы и сахарной свеклы. Использование кукурузы  характерно в основном  для США  и части Европы, где она хорошо растет, сахарного тростника – для Южной  и Центральной Америки, Индии. Понятно, что сахарный тростник – сырье самое лучшее. Тут можно применять самый простой процесс производства этанола с использованием готовых сахаров, отходы (багасса) сжигаются для производства пара и электроэнергии, в итоге получается самое дешевое топливо.

Вкратце, как получают биодизель?

Процесс тут тоже один. Есть большая путаница с определением понятия «биодизель», я придерживаюсь такого: биодизель – это метиловый или этиловый эфир растительных масел или животных жиров.  Биодизель – это химически модифицированное масло, то есть, это, как правило, метиловые эфиры жирных кислот из рапса и сои. В Америке это традиционно соя, потому что она хорошо идет по кукурузе, в Европе более популярен рапс. Биодизель получают смешивая 100 частей масла, 10 частей  метилового спирта и 1 часть щелочи, при этом на выходе 100 частей биодизеля, 10 частей глицерина и 1 часть твердых отходов. Биодизель можно использовать без какой-либо модификации мотора, но рекомендуется смешивать с обычной соляркой 20:80, получая топливо Б20 (20% биодизеля).

В каких сегментах топливного рынка сегодня биотопливо занимает существенный процент?

Ни в каких. В реальности, в США автомобильное биотопливо занимает долю в 4-5%, в Европе примерно такая же цифра. Не надо быть наивными – мы никогда не заменим нефть. Максимальная доля биотоплива в будущем - 25-30%, если не появится каких-то прорывных технологий.

Но если говорить о Бразилии, то там биотопливо уже занимает примерно 30% . Стремительно растет доля потребления биотоплива только потому, что сейчас дорогая нефть и благоприятная экономическая конъюнктура. В Бразилии уже не пользуются спросом обычные машины, а покупаются только flexible fuel vehicles (FFV, автомобили, которые могут ездить на любой смеси этанола и бензина). Там водитель, приезжая на заправку, сравнивает, что ему выгоднеее заправить – этанол или бензин, и  решает сам. Во всех остальных странах это все пока экспериментально, хотя в Америке примерно половина бензина продается с добавкой 10% биоэтанола.

Эта добавка как-то влияет на свойства топлива?

Конечно, влияет. Добавка в 10% этанола (т.н. топливо E10) не требует переделки двигателя машины, и более того - эта добавка  разрешена к применению всеми производителями машин. При 10% этанола в бензине на 30% меньше вредных выбросов за счет того, что в этаноле есть кислород. Если говорить просто, то таким образом дожигаются вредные выбросы. В Америке в большинстве мегаполисов федеральным законом продавцы топлива обязаны применять кислородосодержащие добавки (2.7% кислорода в бензине), и этанол сегодня практически заменил тут использовавшийся ранее метилтретбутиловый эфир. Кроме того, этанол улучшает моющие свойства топлива.

Как соотносится стоимость литра биоэтанола и литра обычного бензина в Америке и в Европе?

Правильнее будет говорить о себестоимости, потому что розничная цена этанола четко привязана к цене бензина независимо от себестоимости, и этанол на заправке на 10% дешевле бензина для стимулирования спроса. Кроме того, в этаноле содержится чуть-чуть меньше энергии, чем в бензине, т.е., если мы используем обычную машину, то расход топлива возрастает. Но так как этанол – это высокооктановая добавка, то при использовании машины, оснащеной двигателями высокой компрессии,  разницы в расходе топлива на километр не будет.

Еще по теме:  Почему машина заводится и глохнет?

Если говорить о себестоимости в абсолютных цифрах, то себестоимость этанола в Бразилии - 20-25 центов за литр, себестоимость этанола, произведенного в США -  30-35 центов, при этом себестоимость ближневосточного бензина в Роттердаме (без налогов и акцизов) – 50 центов.

Если себестоимость этанола настолько ниже, то в чем проблема?

Проблема только в менталитете. Президент Буш размахивает флагом с лозунгами «Этанол вперед!». В этом плане показательно недавнее заявление Фиделя Кастро (http://www.granma.cu/INGLES/2007/marzo/juev29/14reflex.html), смысл которого в том, что «вы то вперед, а нам есть нечего». Но это – очередная  шпилька Америке, точнее – желание вбить клин между США и Южной Америкой. Потому что Буш строит отношения с Южной Америкой, с теми странами, которые еще хоть как-то к нему лояльно относятся (это в первую очередь Бразилия), на биотопливе. И понятно желание Кастро просто вбить клин в эти отношения, хотя для того, кто разбирается в сахарном тростнике, послание Фиделя выглядит полным бредом - в Бразилии тростник растет гораздо южнее экватора, то есть в более холодном климате, чем экваториальные леса, и если, как утверждает Кастро, ради биоэтанола там что-то вырубается, то минимально.

Леса вырубаются в основном из-за древесины, а не из-за того, что нужны плантации для сахарного тростника. Поэтому здесь он не прав. Но он прав в том, что топливо начинает входить в прямую конкуренцию с продуктами питания. Например, сейчас сахар - товар, взаимосвязанный с нефтью: дорожает нефть -  дорожает сахар. Это неизбежность, и если выгодно производить биоэтанол, а не сахар, то запретами ничего не сделать. Дорожает нефть, и ситуация с пищевыми рынками будет все хуже.

Хотя для Америки рост цен на еду не составляет больших проблем, для американской нации это, может быть, только лучше. Если есть предложения производить биодизель из жира, отсосанного в результате косметических операций, то сам факт появления такой идеи говорит о том, что небольшой рост цен на продукты питания -  не  проблема для Америки. Последние законодательные инициативы Америки в области биотоплива впечатляют  – группа сенаторов от «кукурузных» штатов (в том числе потенциальный будущий черный президент США Барак Обама, сенатор от крупнейшего «кукурузного» штата Иллинойс) внесла проект закона, суть которого состоит в следующем: через 10 лет каждая новая американская машина, продаваемая в Америке должна быть FFV, каждая вторая заправка обязана иметь колонку Е-85,  а это 85% этанола, плюс еще меры для расширения производства этанола из целлюлозной биомассы (солома и опилки).

Объясните, в чем особенность FFV-машин?

FFV (этанольно-гибридные) – это машины, которые могут ездить на любой смеси этанола и бензина. Отличие  в стоимости этой машины от обычной – 200-300 долларов, потому что там ставится новый датчик на кислород, немного меняются компьютер, чтобы машина понимала процент содержания этанола, плюс меняются некоторые прокладки на те, которые лучше держат этанол. В США был интересный случай -  компания GM произвела несколько миллионов таких машин, но в инструкции по эксплуатации про этанол не было сказано ни слова.  Компания получила субсидии от федерального правительства за каждую произведенную машину, и им было реально все равно, будут ли покупатели их заправлять биоэтанолом. Но был скандал, их заставили разослать всем покупателям информацию. В этом плане в Америке уже миллионы таких машин, в основном, конечно, в «кукурузных» штатах, где бензин с добавкой этанола дешевле на 3-5 центов за литр.

Какова в принципе в американской биотопливной программе доля геополитики (стремление сократить зависимость от иностранной нефти), и какова - экономики?

Программа развития производства этанола не нова, еще в семидесятых, в эпоху Картера и безумных цен на нефть, она уже вытаскивалась с полок. Если бы у этой программы не было экономической выгоды, она бы не победила ни за что. Сегодня программа выгодна и без геополитики, а геополитика просто расширяет ее возможности – увеличивает число заводов, дает какие-то субсидии на новое топливо второго поколения.
Вообще в принципе Америку никто не заставит покупать то, что не выгодно, в этой стране экономика на первом месте, поэтому это в первую очередь экономическая программа, рабочие места, налоги штату - это хорошо.

А в чем особенности европейской программы?

В Европе она очень простая. Европейский союз на свои 25 стран выдал рекомендации довести долю биотоплива до 2% к 2006 году, и до 5,7%  жидкого биотоплива к 2010 году. Сейчас ясно, что программа не выполняется. Не успевают, потому что программа была рекомендательная, и сейчас Швеция, Германия, Франция и Испания – передовики, а остальные в хвосте. Поэтому  европейский союз разрабатывает программу уже обязательного применения биотоплива, чтобы достичь этих показателей.

Наверное, в Европе ниже экономическая эффективность?

Да, В Европе экономическая эффективность ниже, потому что там пшеница, которая менее выгодна для производства этанола, чем кукуруза, там дороже строить, дороже производить и так далее, там планируются некие субсидии, даже в Германии, потому что прибыльность этих заводов ниже. А в принципе, учитывая, что в Америке топливо стоит 3 доллара за галлон (4 литра), а в Европе – полтора евро за литр, в этом плане биотопливо все равно выгодно. Швеция объявила, что к 2020 г. она откажется от нефти в принципе, это означает, что топливо будет любое  кроме нефтяного. Это декларация шведов, и я верю, что они этого добьются. Швеция в этом плане самая передовая страна. Очень активно движутся Германия, Франция. Во Франции есть очень интересное сырье: там, чтобы поддерживать спрос на вино, они часть каждый год перерабатывают в спирт.

Еще по теме:  Что такое октановое число бензина?

Какую долю в Европе занимает биодизель?

Большую, потому что европейский автомобильный парк -преимущественно дизельный, очень много дизельных легковых машин – они экономичнее, дешевле топливо, тут много причин. Соответственно, биодизель идет как замена дизтоплива. В Америке преобладает биоэтанол с островками биодизеля, который используется в первую очередь для так называемого муниципального транспорта – школьных автобусов и т.п. Он там дороже, чем обычный дизель, но это были такие пиаровские акции местных муниципалитетов. А в Германии биодизель давно продается на обычных заправках, в основном это B-20 (20% биодизеля, 80% - обычного дизтоплива).

Перейдем к России. Какова ситуация с биотопливом здесь?

У нас 0.3% биотоплива, и это дрова. Поэтому Россия гордо отчитывается, что у нас тоже есть биотопливо. Если говорить серьезно, то биотопливо у нас нигде не используется, кроме как у кустарей, которые сами переделывают свои машины. Нам приходит много запросов – «мы из бочки сделали биодизельный завод», «мы нагнали спирта и заправляем свои машины, все прекрасно ездит». Если говорить про «официальный» этанол – то смесь этанола и воды (водка), и смесь этанола и бензина (топливо) – для государства одно и тоже, это спиртосодержащая жидкость более 2% -  и сразу получаем все акцизы. Получается, что  технологически мы можем производить биоэтанол хоть завтра, есть ГОСТ, любая нефтебаза может купить этанол и смешивать. Вопрос – зачем это им нужно, потому что стоимость совершенно не та, и пресловутый ЕГАИС это все подразумевает - никакой нефтебазе или нефтяной компании это не нужно.

Для развития рынка, по нашему мнению, требуется два закона. Первый закон мы лоббируем  в хорошем смысле, говорим, что это нужно, это закон «О биотопливе», который вводит некие базовые понятия. И второе – это изменения в закон «Об обороте этилового спирта», где должно появиться понятие «топливный этанол», который надо вывести за акцизы и снять проблемы с ограничением оборота.

Что мы предлагаем для того, чтобы у нас не воровали этот этанол и не пили? Производить биоэтанол должны крупные заводы «в чистом поле», то есть, заводы, построенные специально. Максимум, что такой завод может произвести – это спирт-сырец. Его пить, конечно, можно, но в бутылку его не нальешь, он мутный, там сивухи много. А так – если завод крупный, построенный, как правило, на частные инвестиции, то нормальный хозяин не будет гнать вагон-другой водки налево, потому что это большие риски в целом для его бизнеса. Он подпишет контракт с уважаемыми покупателями, например, на Западе, и будет гнать. Это первое. А второе – никаких проблем, если существующие спиртзаводы будут делать биоэтанол. Только будь добр, срежь 2 или 3 лишних дистиллировочных колонны, то есть, сделай физически невозможным производство пищевого спирта.

Я не вижу проблем в производстве. Понятно, что хорошо бы что-нибудь еще – субсидии и так далее, но пока что нужны базовые меры, чтобы развить рынок. Сейчас все проекты, которые обсуждаются - проекты на экспорт в Германию, Финляндию и т.д.

А биодизель?

Там тоже есть проблемы, потому что биодизель у нас не выгоден экономически. Ситуация простая – в Германии субсидируется производство биодизеля в момент перегонки масла в биодизель, немцы готовы покупать масло по очень высокой цене. По этой цене гораздо проще брать масло, чем делать биодизель и непонятно кому его продавать. Поэтому я всем говорю – ребята, выращивайте рапс, выдавливайте масло, на вашем маслобойном заводе оставляйте место под биодизель, это примерно 1/3 инвестиций. Как только будет рынок, вы быстренько построите себе биодизельный участок. А сейчас делайте масло и продавайте его в Германию. Спрос очень большой, готовы покупать все, что произведут. Но рапс в России исторически – непопулярная культура, у нас очень маленькие посевы, нам самим не хватает. Подсолнечник очень тяжел и очень дорог. Если рапс можно сеять раз в два года, чередуя с пшеницей, то подсолнечник – раз в пять лет, это очень тяжело для почвы. Он более «пищевой», рапс менее прихотлив. А  чтот касается отходов животного производства, отходов отработанных жиров Макдональдса – тут еще нет культуры их сбора. Альтернативы рапсу я не вижу.

Если в России будет разрешено производство биоэтанола, то какова будет его себестоимость?

Дешевле, чем в Европе, примерно как в Америке, в районе 35 центов за литр, но опять же с большим «но». Вопрос, какая будет цена зерна? Сейчас пшеница стоит 4,5 рубля за килограмм, это исторический максимум. Есть такая поговорка – лучшее средство от высоких цен на пшеницу – это высокие цены на пшеницу. Сейчас, я знаю, все крестьяне ринулись сеять еще больше пшеницы, потому что у нас очень короткая память, и все считают, что если все было хорошо, то будет хорошо и дальше. Поэтому мы ожидаем, что цены существенно упадут следующей осенью, в этом плане тут нормальный экономический цикл.

Я слышал, что в наших условиях, (имеются в виду низкие температуры), возникают какие-то проблемы с использованием биоэтанола. Так ли это?

Есть такая тема. Чем она вызвана? Биоэтанол набирает воду, и если у нас плохое качество системы заправок, плохие трубопроводы, дырявые баки, так называемая подтоварная вода, то такая проблема появится. Поэтому мы предлагаем внедрять биоэтанол на нормальные сети заправок. В принципе, пример Канады, которая очень много производит и использует биоэтанол, показывает, что  все может быть нормально. При нормальной культуре производства все эти проблемы решаются. Да, скорее всего, будут какие-то трудности при неправильном использовании, как и везде, но мы научимся. Все, что соответствует Евро-2 и выше, не вызовет никаких вопросов.

Еще по теме:  Какой бензин лучше?

Есть ли сегодня потенциальные игроки, которые могли бы выйти на рынок после урегулирования законодательства?

Мы в ассоциации предлагаем два шага для России. Первый шаг – экспорт, второй шаг – внутренний рынок. Экспорт уже сейчас разрешен, проблемы есть, как и у любого российского бизнеса, но можно экспортировать этанол на Запад и в Японию безакцизно. Сейчас строится несколько заводов. В первую очередь это компания «Титан» в Омске, компания «Пава» объявила о том, что перепрофилируется с мукомольной на этанольную тематику, проект Вип-Ойла, это Волгоград. То есть, проекты есть, и люди, как я понимаю, ждут неких сигналов от власти, одобряет она это или нет. Люди готовы строить, деньги есть. Пока что все это ориентировано на экспорт, но если изменить акцизы, то внутренний рынок моментально станет гораздо выгоднее.

Проводили ли вы какие-то консультации с Правительством?

Да. Все за, кроме Минфина, снятие акцизов для них как красная тряпка, они сразу говорят «нет», не разбираясь ни в чем. Если говорить про историю вопроса, то было письмо Путину от министра сельского хозяйства Гордеева с кратким изложением темы. Путин идею одобрил. Сейчас Правительство во главе с Фрадковым готовит  письмо и список мероприятий, которые предлагается выполнить для развития этого рынка. В этом списке мероприятий - те законы, о которых я говорил, плюс масса других законов, например, по кадрам, которые мы начинаем терять.

Посмотрим на реакцию, потому что в целом отношение положительное, то есть Правительство, Минсельхоз двумя руками «за», другие отрасли (нефтянка) скептически «за». У ЛУКОЙЛа 5 тыс. заправок по всему миру за пределами России, где они обязаны использовать биоэтанол, и им без разницы, у кого покупать – у российских производителей, или еще у кого-то, при прочих равных.

Есть ли договоренности с регионами, например, с Москвой?

Как известно, мы живем в федерации и , если в Америке каждый штат принимает свои законы  о качестве воздуха, бензина,  то у нас слово «федерация» означает, что есть федеральные законы, поэтому у Москвы очень мало рычагов влияния или давления на эту ситуацию. Даже правильное начинание Лужкова – Евро-3 ввести раньше, чем во всей стране, моментально осудили, сказали, что нельзя. Это главная проблема. А интерес к этому вопросу огромный, я постоянно общаюсь с московским правительством. Это был бы большой  рынок, 3,5 млн. машин – это существенная часть российского потребления. Поэтому наше предложение – ввести некие пилотные проекты в той же Москве, к примеру,  в Омске, на Алтае, где планируется строить заводы.

Москва задыхается в грязи, пыли и выхлопах,  и всего лишь 10% этанола на 30% существенно уменьшает выхлопы. Биодизель также гораздо экологичней, он в два раза снижает выбросы микрочастиц.

Насколько я знаю, сейчас в РАН готовится большая программа по биотехнологиям, Ассоциация планирует как-то в ней участвовать?

Я достаточно скептичен в отношении будущих программ РАН. Академики очень любят тему водорода, и не любят тему этанола, потому что в этой области нужно не разговаривать, а делать. А водород -  это тема, которая по оценкам потребует минимум 30 лет для коммерчекого применения, и эти 30 лет можно брать бюджетное финансирование, и рассказывать о будующих результатах.

Я не против сотрудничества со всеми. Но мы как Ассоциация растем снизу, мы растем от реальных предпринимателей, которые реально готовы вкладывать деньги в большие или малые заводы. Я не верю, что сверху что-то можно насадить. Если будут какие-то кредиты, проекты, льготные деньги – я только за, потому что я надеюсь, что хоть что-то дойдет реального дела.

Каковы Ваши прогнозы на будущее?

Прогноз простой – когда цена на нефть будет больше $60, то у отрасли будут блестящие перспективы. Как только цена упадет ниже $40, все моментально забудут про биотопливо и останется одна Бразилия, которая это дело будет двигать дальше сама. Поэтому весь вопрос – какая цена на нефть и сколько в текущей цене нефти политической составляющей? Потому что если политической составляющей там много, то цена может упасть сильно, если политики там мало и реально нефть истощается, у нас нет новых месторождений, то  у отрасли будут хорошие перспективы. А судя по всему, учитывая, что у нас уже полгода нефть болтается вокруг $60, два крупнейших игрока на рынке – Саудовская Аравия и США – договорились о некоем консенсусе, что всех все устраивает. И я верю, что ниже мы уже не сдвинемся, потому что арабы и Россия почувствовали вкус нефти за $60, и вряд ли сильно отпустят цены, если не будет открыто какое-нибудь невероятное месторождение где-нибудь в Америке. И я верю, что мы будем сидеть в этом коридоре, и отрасль ждет нормальное будущее. Это около 20% биотоплива лет через 20 лет. Есть еще интересный проект по биомассе (производство этанола из целлюлозосодержащего сырья), тут может быть какой-то прорыв. С другой стороны, термояд мы уже лет 40 ждем.

Рано или поздно в России будет принято нормальное законодательство, учитывая это, какое будет состояние биотопливного рынка РФ через 15-20 лет?

С помощью массы китайцев и афроамериканцев, работающих в российском Нечерноземье, которое станет более плодородным вследствие глобального потепления (А Китай и Африка станут пустынями), я думаю, мы выйдем на 10%, и это будет хорошо.

OPEC.RU


Один комментарий к “Биоэтанол”

  1. Александр Ефименко:

    Думаю, что целесообразно рассмотреть задачи для освоения технологии производства биоэтанола на территориях Луганской и Донецкой народных республик.

Оставить комментарий